Cronus
Улыбайтесь, вас провоцируют.
Жизнь. Что это? Когда ты только появляешься на свет, ты думаешь что жизнь – это ты сам. Это солнце светит для тебя, все живут только рядом с тобой, а деревья растут только потому что ты на них можешь взбираться. В какой-то мере ты прав: ты – недавно появившаяся на свет, пока ещё бьющая ключом жизнь. С годами эта детская наивность исчезает. Хотя, у кого-то она остаётся. Но детьми мы бываем лишь однажды, а у взрослых от этой детской фантазии остаётся лишь эгоизм. И вот, каждый из нас старается жить в этом мире своей маленькой жизнью. Чья-то жизнь навечно остаётся на земле – достижения. Дела, ставшие известны многим. Это гении. Жизнь обычного человека обречена на увядание и забвение. Но кто это определяет, достоин ли быть ты запомненным? Бог? Люди? Кто? Бог слишком далеко. Он не всегда слышит наши просьбы. Ангелы, херувимы, ключи от врат Рая – талантливая идея погрязла в канцелярии. Мы – одни в нашем мире. Нашем ли? Может, мир у каждого свой? И каждый из нас смотрит на один и тот же мир. Каждый по-своему бог. Но если вдуматься, то окажется совсем иначе. Разве кто-то может предъявить свои права на мир? Небо? Лужайку возле дома? Пение птиц? На листья за окном? Это твоё? Нет? Это в нас говорит та самая детская наивность, переросшая в эгоизм. Человек растёт, год за годом, меняет места, людей, взгляды. Но меняешь ли ты жизнь? Именно Жизнь? Не свой мелкий осколок, который под напором эгоизма откалывается от целого, а именно то самое целое, связанное нитями с каждым осколком, покорно ждущее, когда последующие мириады улетят в пустоту, что бы отколоть от себя ещё миллион, который тоже улетит куда-то? Кто же меняет не свою маленькую, жалкую, но всё-таки Жизнь? Кто меняет всё? Единицы. Но разве эти люди предъявили хоть раз свои права на чей-то уютный маленький мир? Нет. Каждый из них помнит, что он – всего лишь осколок, забравшийся чуточку дальше остальных. Так что же есть Жизнь? Чья она? Чьё это яркое солнце, светлое и ясное небо, весёлое утро, приятная грусть, когда осенью вечером смотришь в окно, видя как падают окрашенные жёлткой акварелью листья? Чьё это дерево за окном? Чьё это всё? Моё? Твоё? Чьё-то ещё? Нет, это – наше. Общее.