Cronus
Улыбайтесь, вас провоцируют.
В связи с радостным посещением меня музы, перезапускаю историю, которая начиналась в этом дайри хD



Глава 1.
(в которой начинается всё, что только можно)
Коси с плеча, коси с плеча
Покуда душит жаба богача
Покуда нива горяча,
коси, коси с плеча
коси в казну феоду, королю
коси на плаху на свою
работай, брат!
пока костьми не ляг
на поле богача,
коси с плеча, коси с плеча.

Тяжела песня людей, работающих на своего господина. Тяжела участь тех, кто ходит под ярмом жадных и бесчестных правителей. Весело, но с горечью в голосе поют люди, а солнце ярко светит на ярко-голубом небе, и какая-то букашка ползёт по зелёной травинке. Джезайл сидел на крыше и смотрел на крестьян, работающих в поле, щурясь на солнце. В такие минуты ещё сильней жгла мысль, что нёс он в себе с отроческого возраста в сердце. Стать рыцарем, над которым нет господина, кроме короля и господа Бога. Кто осмелится перечить воину, закованному в сияющие латы? Эх, если бы только он мог получить этот титул…
Но чтобы стать щитом и мечом короля, нужно иметь достаточное состояние. Оплатить доспехи, оружие, коня. Кто даст столько денег молодому юноше? Отец? Ветеран гражданских войн, один из немногих, кто смог из низов добиться членства в королевской гвардии… Он не поможет. Старому вояке осточертели битвы и он, получив место судьи в этом городе, навсегда забыл о звуке горна и звоне мечей. И сыну своему он желает того же – стать зажиточным горожанином. Нет, он не поможет. Разве что бежать? Да, бежать! Податься вольнонаёмным на службу какого-нибудь господина? Но Джезайл знает, он видел, что только безвольный сброд в большинстве своём идёт в войска феодалов. Такие люди убьют любого, кого прикажут, не задаваясь вопросом – зачем. Нет, это тоже не выход.
Но тут размышления Джезайла прервал голос Лота – его единственного приятеля:
-Эй, Джезайл! Тебя отец везде ищет, видимо, ему нужно тебе что-то поручить.
Джезайл держался особняком от остальных городских ребят, под предводительством Феликса – сына мэра, а Лот был на два года младше этой компании. Двое «отверженных», как про себя их называли остальные юноши, нашли в друг друге отличных товарищей и собеседников. Лот по своей натуре мечтателем не был, но узнав от своего друга, что тяжкая доля подвигов достаётся только рыцарям, а оруженосцам – только пиры да хорошенькие служанки, вдохновился должностью последнего.
- Опять наверное будет ворчать, что ты весь день болтался неизвестно где. Почему тебе так не сидится дома? Глядишь и приноровился бы к судейскому делу.
- Отец не понимает меня. А я – его. Не вижу смысла в том, что бы весь день разбирать дела горожан, напыщенных словно гуси, которых держит каждый второй. Отец – хороший судья, но Сегрик Вулвхэд не понимает, что так многого не сделать. Что толку судить, если каждый виновен? Что толку решать дело в чью-то пользу, когда оба участника с радостью придушили бы друг друга, если бы не казнь повешением убийц? Мир несовершенен, только война может научить людей ценить малое.


За редактирование отдельное спасибо: Nime.